Главная / Государство / Святая Вера

Святая Вера

Сначала была победа над свинячьими ножками. 
Моя Людмила Матвеевна хотела сварить холодец, требовалось добыть ей это самое свинство — и миссия не была легко выполнимой ввиду раннеянварских дней календаря. 
Ножки разбежались ещё в конце прошлого года по другим праздничным кастрюлям. 

Но мне удалось. 
После долгого чёса по большим сетевым магазинам, несколько сиротливых ножек обнаружилось в Ашане.
В Ашан ездить теперь проще — минус всегда людный строительный рынок по соседству. 
Сгоревшую Синдику обнесли сеткой, никого на территорию не впускают, идёт разбор конструкций (и в течение года я узнаю, верно ли моё предположение, что Синдика была осуждена стать тем пеплом, из которого вырастет новый стеклянный <s>феникс</s>офис Правительства Московской области). 

Остальные ингредиенты для соседкиных трапез были добыты без проблем.
А позавчера Людмиле Матвеевне позвонили из храма, готов «заказ» — ежемесячная продуктовая корзина для малоимущих прихожан. 
Корзинка всегда вполне себе, мука-сахар-яйца-молоко-масло твёрдое и жидкое-колбаса и ещё не знаю что. Весят пакеты со снедью будь здоров. 

Суровой начальницы гумпомощи в сторожке не было, я пошла искать её в храме. 
А там шла служба. 
Боги мои (да-да, Бог один, и не будет иных пред лицом Его, помню), как же это было красиво. 
Речитатив батюшки, истинно ангельский хор сопровождения… так бы и растеклась там внутренней лужей во внешне прочной скорлупе, как сваренное всмятку яйцо.
Оргазм и для ухов, и для духа. 
Божественно красиво, именно так. 
Стояла бы там до конца службы, замирая, будь я одна, но в машине прозябал ждущий муж. 
Не бросишь же. 

И вот когда суровая заведующая святым хозяйством была найдена и паковала корзинку для моей соседки, в сторожку вошла Вера. 
Я её даже не узнала. 
Она просто светилась. 

Вера невероятна. 
Это про неё писал классик, что пройдёт, будто солнцем осветит. 
Она сама как солнце. 
Всегда с улыбкой. 
Не с улыбкой блаженного идиота, которому для счастья много не надо, а с улыбкой глубокого ума, развитого интеллекта, который всё видит и всё чувствует, но при этом понимании окружающей дряни и мерзости всё равно живёт на светлой стороне.
Грязь обстановки убогой к ней не липнет. 

Оказывается, у Веры родился внук. 

Первую внучку Веры лет десять назад добрейшие мудрейшие врачи геройски вытянули из смерти, в которой младенец родился. 
Вдохнули, мудотворцы, жизнь в мёртвую материю, и с соплями умиления спихнули на руки обречённой на пожизненный крест семье. 

Ребёнок лежит. Мычит. 
Слепая, немая, глухая, недвижная, по счастью для себя — с неродившимся умом, с трубкой в боку, ведущей напрямую в желудок, который с трудом принимает самый ограниченный набор жидкой пищи. 

Потом дети Веры родили здоровую девочку, а теперь ещё и мальчика.
Вера из религиозной семьи, дочь священника и сестра священника. 
Брат Веры работает в бедной провинции, в Москве бывает наездами, не праздно, а за гуманитаркой для своих ни разу не зажравшихся прихожан.

Думаю, главный Верин секрет неиссякаемой работоспособности и неизменного оптимизма — в вере. 
В ней есть та самая Любовь, о которой талдычат все канонические священные писания. 
Категория, для меня не понятная. 
Я верю в Бога. 
Я доверяю Богу (судьбе, мировой гармонии, для меня Бог не имеет конкретного лица).
Но я не люблю Бога. 
Ну ни разу. 
Принимаю, но не люблю — с чего бы вдруг. 
А для Веры Бог имеет лицо, ей он в самом деле Отец, и она Бога любит, искренне и со всей душой, а не только доверяет и не только принимает. 

Вера тянет дом, благодаря ей обречённый ребёнок ухожен и живёт так долго, как никакая медицина и предположить не смеет, Вера работает в храме, Вера работает вне стен храма. 
Гибкая, тонкая, красивая, с белым ясным лицом без морщинок, прекрасная без следа косметики, улыбающаяся каждой минуте жизни и каждому встречному человеку. 

Вера печёт домашний хлеб, передала булку для Людмилы Матвеевны и дала булку мне. 
Она всё успевает. 
Наверное, потому что не тратит время на нытьё о том, как всё кругом неправильно, несправедливо, и дайте мне другую реальность, вот прямо сейчас. 

Что там у нас в книгах про свет миру?
Да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.
Кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего, а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. 

Вера видит свет, она и сама по себе — изрядная порция света. 
Мне из-за неё даже занудствовать, как я люблю и умею, ныть и жаловаться как-то некомфортно. 
(Но я этого всё равно не прекращу, зачем изменять себе))). 

Верин хлеб мне и попробовать не удалось. 
Домашние взяли, и схомячили его в рекордные сроки. 
И когда я пришла за хлебушком, крошки от него простыли. 
— Лох — назидательно сказал Борька. 
— Нечего было клювом щёлкать.

Загружается, подождите …

Источник: newsland.com

Смотрите также

Запад не осчастливит Россию прямым военным нападением

После тяжелых ударов американских санкций по алюминиевому магнату Дерипаске, фактически уничтожающему компанию «Русал», вопрос о …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[]
Яндекс.Метрика