Главная / Государство / Необходимая оборона по-российски

Необходимая оборона по-российски

Необходимая оборона по-российски

Во всех странах мира, где существует уголовное законодательство, обязательно есть норма права – необходимая оборона, защищающая интересы лица, подвергнувшегося нападению. В Уголовном Кодексе РФ эта норма предусмотрена статьёй 37. Она введена в Кодекс на основании части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, дающей понять, что право на необходимую оборону вытекает из естественного права человека на жизнь

Следует привести для понятия необходимой обороны первые две части указанной статьи Уголовного Кодекса:

 Часть 1 – Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

 Часть 2 – Защита от посягательства, не сопряжённого с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательству.

 Но это ещё не всё. Законодатель выдвигает обороняющемуся дополнительно несколько требований, которые заключаются в следующем:

 1. Нападение должно быть не кажущимся, а реальным.

2. Защита должна начаться в момент нападения, а не после его. Если общественно опасные действия напавшего прекратились, обороняющийся не имеет права продолжить активно защищаться. Это требование вызывает наибольшие споры у юристов, так как в той обстановке обороняющемуся сложно понять, закончилось ли нападение, а если закончилось, не продлится ли оно через какое-то время.

3. Средство защиты должно точно соответствовать средству нападения. На лекциях в специальном оперативном учебном заведении и на юридическом факультете университета, где я учился, преподаватели приводили доходчивые примеры: ладонь действует против ладони, кулак против кулака, нож против ножа, пистолет — против пистолета и т.д.

Защита против кулака, какого бы он ни был размера и силы, с применением ножа, причинившим тяжкий вред здоровью нападавшему или его смерть, будет расцениваться как превышение пределов необходимой обороны. Это значит, наступит уголовная ответственность защищавшегося от нападения. Столько правил должен знать, вспомнить во время нападения гражданин и чётко их выполнить, чтобы не попасть за решетку вместе с нападавшим на основании российского уголовного законодательства.

 По этому поводу можно привести яркий пример. В Московском метро группа пьяных подонков напала на мирно шедших студентов, повалила их на землю и стала зверски избивать ногами. Девушка-студентка смогла вырваться от напавших и стала спиной отступать от них, держа в руках травматический пистолет. Один из отморозков пошёл на неё, угрожая ножом. Это зафиксировали камеры наблюдения.

Когда девушка поняла, что нападавший не намерен остановиться и что её жизни угрожает реальная опасность, произвела выстрел. К её несчастью резиновая пуля пробила лёгкое нападавшего, повредив кровеносный сосуд. Нападавший скончался от потери крови. Девушка была приговорена к трём годам лишения свободы за превышение пределов необходимой обороны.

Папаша, воспитавший подонка, требовал более строгого наказания за убийство его разгульного сынка. По моему твёрдому убеждению, в данном случае не было превышения пределов необходимой обороны, и потому девушка была незаконно осуждена к лишению свободы, как и сотни других граждан России, попавших в подобные ситуации.

Государство своим решением лихо испортило жизнь девушки. Согласно российскому уголовному законодательству, суд стал на защиту прав и интересов дерзкого хулигана, напавшего с финкой на девушку, которая стала защищаться не соответствующим видом холодного оружия, а травматическим пистолетом, превысив тем самым пределы необходимой обороны, приведшей к смерти нападавшего.

Сразу же вспоминаются слова героя, сыгранного Вициным в кинофильме «Кавказская пленница», прокричавшим в зале судебного заседания знаменитую фразу: «Да здравствует наш суд! Самый гуманный суд в мире»! Фильм в СССР вышел в прокат в 1967 году, когда существовала цензура, в том числе в мире искусства. Остаётся загадкой, как цензура проморгала вышеприведенную фразу, наполненную откровенным сарказмом.

***

К сожалению, в России по этим основаниям — за превышение пределов необходимой обороны — осуждённых очень много. На днях по телевидению рассказали о некоторых случаях привлечения граждан к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

Только за прошлый год российский судебный молох отправил за решётку свыше 800 человек, пытавшихся защитить свою жизнь и жизнь близких людей. Это называется судебным беспределом, так как государство в лице его судебных органов фактически становится на защиту преступников, защищая их, а не подвергшихся нападению граждан.

Следует учесть, что нападающими являются граждане с пониженным социальным статусом: алкоголики, наркоманы, нигде не работающие, ранее судимые и лица, склонные к совершению преступлений, которые, как правило, за всю свою жизнь ничего хорошего не сделали для общества. В то же время потерпевшими становятся добропорядочные граждане, своим трудом зарабатывающие на хлеб и создающие величие своего государства

В Уголовном Кодексе России норма права о необходимой обороне не менялась со времён Советского Союза, хотя уголовное законодательство видоизменялось неоднократно.

 Граждане Страны Советов, да и сейчас, на горьком опыте других, приучены государством при нападении избегать защиты, чтобы не лишиться свободы. У меня в производстве за несколько десятилетий было много уголовных дел, связанных с нападением на граждан. Сюда относятся хулиганство, грабежи, разбои, нанесение разного рода телесных повреждений и многие другие. Никто не решался из потерпевших дать нападавшим активный отпор.

***

Положительный помню только один случай. Два родных брата М., напившись, вышли в город, чтобы позабавиться над жертвами. Избивали всех, кто попадался на их пути, в том числе пожилых людей и влюблённые парочки. За вечер они совершили шесть нападений.

Возвращаясь домой, на улице Мирошника (дело было в Керчи) увидели парня, сидящего на скамейке у ворот своего частного дома. Оба брата обладали хорошей физической силой, особенно старший. Когда они напали на мирно сидящего паренька, тот закричал. На его крик выбежали два старших брата. После недолгой драки они смогли усмирить дерзких хулиганов, связать и доставить в милицию.

Других подобных случаев не припоминаю. Зачастую потерпевшие после нападения на них оказывались на больничной койке для длительного лечения. Некоторые становились калеками на всю жизнь, но благодарили Бога, что остались живы.

***

 Впервые я столкнулся с пассивностью советских граждан, будучи молодым следователем. В моём производстве находилось уголовное дело по разбойному нападению на жителя города, которому были причинены двумя ублюдками серьёзные телесные повреждения, в связи с чем он попал в хирургическое отделение городской больницы.

Когда пришёл к нему для допроса, моему удивлению не было предела. На койке лежал крепкий здоровый парень, каждый кулак которого был больше головы нападавших. Конечно, я ему задал вопрос, почему он не стал защищаться, а будучи сбитым с ног, терпел жестокое избиение ногами.

В ответ он горько улыбнулся и сказал, что сумел сдержать себя. Если бы он саданул кого-нибудь из нападавших кулачищем, тот мог повалиться на землю, ударившись головой об асфальт и отдать концы, то сейчас лежал бы с поломанными рёбрами не на больничной койке, а на тюремных нарах.

Он проваляется на койке месяц — и выйдет на работу. А в тюрьме пришлось бы пробыть не известно сколько лет, не видя семью, ожидая от неё передачи. У него есть основания так рассуждать и нахваливать себя за проявленные мудрость и выдержку, потому что его друг два года назад попытался отбиться от хулиганов, за что до сих пор жуёт тюремный хлеб.

Другу не смогли помочь самые дорогие адвокаты. Поэтому, по его мнению, я как следователь, задал дурацкий вопрос, забыв, в какой стране мы живём. Тогда потерпевшего, по простоте комсомольской души, принял за инакомыслящего. Мне он пожелал никогда не подвергнуться нападению.

***

 И всё-таки подобное однажды со мной случилось. Как-то ночью я возвращался из гаража. На тёмной улице на меня напали два разбойника. Один палкой нанёс сильный удар по ногам сзади, а другой кулаком с зажатым кастетом ударил в лицо, отчего я упал на землю.

Они стали избивать меня ногами, пытаясь снять туго сидящий на пальце золотой перстень и золотые часы, память о моём отце. Я всё время находился в сознании, закрывая голову руками. Удары были настолько частыми, что оказались разбитыми даже обе запонки на манжетах рубашки.

Лицо превратилось в сплошное месиво. От смерти меня спас случайный прохожий, крепкий молодой парень. Когда окончательно пришёл в себя, я поблагодарил судьбу, что был без табельного оружия, так как скорее всего его применил бы. Чем бы закончилась моя пальба, трудно представить. Не дай Бог, оказался бы убитым один из разбойников. Лагеря мне было бы не избежать. Навсегда была бы исковеркана жизнь, перечёркнута моя милицейская служба, и я потерял бы свою любимую работу следователя. А так я через две недели с трудом, но выполз на работу.

***

 Однажды по просьбе работников милиции перед нами выступил американский полицейский, находившийся в гостях у родственников, проживающих в нашем городе. Ему было задано много вопросов по службе, на которые он любезно подробно ответил.

Нас очень интересовал вопрос о правах американского полицейского при нападении на него. По американскому понятию, полицейский — священное лицо, личность неприкосновенная. В случае любых общественно опасных действий или таких движений в его сторону он обязан немедленно применить средство защиты, оружие. Если он замедлит с его применением и наступят негативные последствия для него или для защищаемых им граждан, он будет нести строгую дисциплинарную ответственность, вплоть до уголовной за халатное отношение к своим служебным обязанностям.

Вот почему они при опасных ситуациях применяют оружие без предупреждения.

Если наступает смерть нападавшего, суд решает вопрос о правомерности применения полицейским оружия. В подавляющем большинстве случаев суд становится на сторону полицейского. По этому поводу все российские СМИ резко критикуют американские нормы уголовного права, особенно в части необходимой обороны, называя его беспределом. При этом, как пример, демонстрируют видеозапись, как американский полицейский действует на поражение, когда на него пацан направил автомат.

Позже стало ясно, что автомат был детской игрушкой, внешне ничем не отличающейся от настоящего боевого автомата. Суд оправдал действия полицейского, так как, окажись автомат не игрушкой, никто не смог бы предсказать, чем могло закончится владение им подростком.

Полицейский знает, что американские дети с детства воспитываются в духе уважительного отношения к полицейскому, защитнику жизни граждан. Коль пацан направил на него автомат, следовательно, у него был нехороший умысел.

Таким путём американское законодательство учит своих граждан не шутить с вооружённым человеком, тем более с полицейским. Российские СМИ были крайне удивлены, что полицейский, убивший, по их мнению, безобидного мальчика, не был брошен за колючую проволоку, которую ни в коем случае не избежал бы российский полицейский.

Это ещё раз свидетельствует о том, что россиянам никогда не понять американский менталитет, как ими наш. Честно говоря, я не люблю американцев за их наглость, самолюбование и воинственность. Но как у любого потенциального противника, не мешало бы у них перенять полезное для нашего общества.

***

 Удивительно то, что этот вопрос никого не интересует — ни знаменитых российских адвокатов, ни членов Государственной Думы. Адвокатов понять можно: им выгоднее за приличные бабки защищать не одного, а двух подсудимых. В Думе, видимо, не так много толковых юристов, чтобы разработать новый закон или привести в норму старый, по той же необходимой обороне.

Доблестные депутаты до сих пор не могут придумать, как оградить медицинских работников скорой помощи от постоянно нападающих на них разного рода придурков, отчего врачи иногда не успевают прибыть к умирающим гражданам.

Долго думали, как наказывать лихачей-мажоров, которые на самых дорогих импортных автомобилях, нарушая все правила дорожного движения, носятся по улицам городов, убивая и калеча граждан, разбивая вдребезги чужие автомобили. Наконец, придумали. Теперь за опасную езду грозит штраф для дочек и сынков российских миллиардеров аж в 5.000 рублей.

Россияне знают знаменитую автомобильную лихачку, у которой собралось свыше 150 штрафов за нарушение ПДД, что составило больше миллиона рублей. Когда папаша этой крутой девицы узнал про такой штраф, он спокойно выложил необходимую сумму для погашения долга.

Господа, сидящие и заработавшиеся в Думе, вы можете представить, что для таких папаш, сидящих на мешках с долларами, представляют 5.000 рублей? Их детки в дорогих кабаках такую сумму платят за один бутерброд с чёрной икрой. Может быть, вас слишком много заседает в Думе, отчего мешаете друг другу хорошо думать за получаемые деньги в виде зарплаты за счёт налогоплательщиков?

***

 Пока депутаты, как всегда, будут долго раскачиваться и думать, когда надо браться за урегулирования многих вопросов в уголовном законодательстве, суды будут продолжать отправлять в лагеря верноподданных граждан, решивших сгоряча защищать свою или чужую жизнь, честь и достоинство. Безусловно, на правоохранительные органы и суды оказывают большое психологическое воздействие СМИ и общественность, взбудораженные криками родителей погибших детей, выступивших не удачно в роли нападающих и получивших достойный отпор.

За всю свою долгую следственную работу, встречаясь с сотнями родителей, не встретил ни папаш, ни мамаш, родивших и воспитавших уродов, которые признали бы вину своих дорогих детей. По их твёрдому убеждению, преступление мог совершить кто угодно, только не их кроткое создание.

Из приведенного выше примера обозлённый папаша видел только убитого отморозка сына, требуя немедленно самого строгого наказания в отношении «девушки-убийцы». Его совершенно не волновало, что перед смертью им воспитанный сынок хотел зарезать девушку. Государство, не задумываясь, выполнило требование горе-родителя, отправив за решётку девушку, жизнь которой подвергалась реальной опасности.

Совсем по-другому рассуждают родители девушки, возмущённые тем, что дочь отправили за решётку фактически за то, что осталась жива, дав неправильный, чрезмерный отпор негодяю. Поэтому нужен чёткий закон, регулирующий норму необходимой обороны, чтобы в нём не было разночтения и свободной трактовки его изложения каждым юристом в силу своей грамотности и опыта работы в области применения уголовного права.

***

 Конечно, при решении вопроса о наличии превышения пределов необходимой обороны большую роль играет следователь, его грамотность, компетентность, опыт работы, честность и добросовестность, умеющий отстоять своё мнение. В моём производстве было дело, когда застигнутый ночью в летней кухне хозяином вор пошёл на него с двумя ножами. Хозяин причинил вору прутом от арматуры тяжкие телесные повреждения. Сам не получил ни одной царапины.

Прокурор города требовал, чтобы я хозяина жилища привлёк к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Я отказался категорически. Тогда он заявил, что в случае возвращения дела судом на дополнительное расследование я из-за упрямства буду наказан самым строгим образом.

Суд согласился с вынесенным мною в отношении хозяина дома постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, так как в его действиях отсутствовал состав преступления в виде превышения пределов необходимой обороны с причинением тяжкого вреда нападавшему. Закон возлагает право следователю самостоятельно принимать решение по любому вопросу в рамках расследуемого уголовного дела, и нести ответственность за неправильное его принятие.

***

 При всём моём неуважении к нынешней нацистской Украине должен отдать должное её юристам, работавшим над новым Уголовным Кодексом, вступившим в действие, когда украинское общество было разумным и не было заражено коричневой чумой.

Следователи ахнули, когда ознакомились в новом Уголовном Кодексе со статьёй 36 о необходимой обороне. Я не буду приводить текст всей статьи, так как в целом несколько её частей, трактующих понятие необходимой обороны, фактически такие же, как и части статьи 37 Уголовного Кодекса РФ. Обращает на себя внимание часть пятая украинского законодательства, которая гласит: «не является превышением пределов необходимой обороны и не влечёт уголовной ответственности применения оружия или любых других средств защиты, или предметов для защиты от нападения вооружённого лица или нападения группы лиц (два и более, не вооружённых), а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище или иное помещение, независимо от тяжести вреда, причинённого тому, кто посягает. Этим самым государство любителям поиграть чужой жизнью, сказало твёрдо: «Не нападайте! В противном случае жизнь может закончиться выносом тела нападавшего вперёд ногами в белых тапочках».

***

 Нет необходимости комментировать диспозицию вышеприведенной части статьи 36 УК Украины. Она написана простым языком, чтобы любому обывателю было понятно, о чём идёт речь, чтобы сделать правильный вывод.

Источник: c-eho.info

Источник: newsland.com

Смотрите также

«Голос» и Навальный качают Татарстан: эксперт об истинных мотивах хомячков и иноагентов

Движение «Голос», признанное в нашей стране иноагентом и существующее якобы для защиты прав избирателей, вновь …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[]
Яндекс.Метрика